античная архитектура

Древняя Греция

Архитектура — тоже летопись мира: она говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания.
Николай Гоголь
Архитектура древней Греции
Вводная статья
Архаика
Классический период
Эллинистический период
карта Древней Греции
карта Древней Греции
Центром античной греческой культуры стал Балканский полуостров. Здесь в результате вторжений и перемещений ахейских, дорийских, ионийских и других племен (получивших общее название эллины) складывается рабовладельческая форма хозяйства, укрепившая различные области экономики: ремесло, торговлю, земледелие.

Становлению и развитию древнегреческого градостроительства предшествовал длительный период, связанный с племенными переселениями и экспансиями, происходившими в XII-XI вв. до н. э. на территории Балканского полуострова и островах Эгейского моря.

К IX в. до н.э. на месте бывших Ахейских государств возникли мелкие самостоятельные родовые общины, которые подчинили себе местное население. Ахейские племена, сохранившие самостоятельность, были оттеснены в северо-западную часть Пелопоннесского полуострова. Остальная Греция была поделена между пришлыми племенами. Эолийцы расселились на севере, дорийцы в Средней Греции и на большей части Пелопоннеса, ионийцы в Аттике и в районе Арголидского залива. Период стабилизации греческих племен (X-IX в. до н. э.) сопровождался колонизацией. Эолийцы распространили свое влияние на о. Лесбос и северную часть малоазийского побережья (Эолида); ионийцы захватили большие и малые острова Эгейского моря, включая Эвбею, Делос, Самос, Хиос и многие другие, а также среднюю часть малоазийского побережья; дорийцы обосновались на островах Крите, Родосе и в южной части малоазийского побережья.

Территория, на которой развивались греческие государства, отличалась чрезвычайно разнообразными природными условиями. Если взять только материковую Грецию, то и здесь эти различия были очень ощутимыми.
Гора Олимп
Гора Олимп
Так, например, северные районы Греции - Эпир и Фессалия, разделенные горным хребтом Пинда, несмотря на принадлежность к одному и тому же горному ландшафту, различались по своему характеру. Эпир славился суровым климатом и в его горных долинах занимались лишь скотоводством. На территории Фессалии, ограниченной горными хребтами (во главе с горой Олимп), возможно, было хлебопашество, особенно в долине р. Пеней.

Сильно отличались от Эпира и Фессалии районы Средней Греции, среди которых особенно выделялись: малопригодная для сельского хозяйства Фокида с общегреческим центром культа Аполлона в Дельфах; Беотия с главным городом Фивы, славившаяся пшеницей и скотоводством, и, наконец, приморская Аттика, хотя и засушливая; но культивировавшая оливковые деревья и виноград, а также богатая полезными ископаемыми (серебро, свинец, мрамор, глина).

Город Фивы
Город Фивы
Также различны были и районы Пелопоннеса. Так, жители Элиды и Арголиды занимались хлебопашеством, а находившаяся между ними Аркадия пригодна была только для скотоводства. Что же касается южных районов Пелопоннеса - Мессении и Лаконии, то влажный теплый климат этих мест способствовал произрастанию плодовых деревьев, пшеницы, ячменя, винограда и оливковых деревьев.

Отличительной особенностью перечисленных выше районов была их изолированность друг от друга. Разделенные горными хребтами и кряжами эти районы развивались самостоятельно. Но главным географическим фактором, способствовавшим развитию отдельных греческих областей и вступлению их в торговые связи с внешним миром, было Средиземное море.

Раннее развитие судоходства у греков способствовало развитию городов- государств, формирование которых началось уже в VIII в. до н.э.

Возникновение в архаический период греческих городов-государств (полисов) было следствием отделения ремесла от земледелия и роста товарно-денежных отношений. Этот процесс сопровождался усилением классовых противоречий между рабами и рабовладельцами,а также обострением борьбы свободного, но неимущего населения (крестьян, торговцев, ремесленников) с родовой знатью.
Боги Древней Греции
Боги Древней Греции
Греческий полис состоял из городского поселения и сельской округи. Он мог иметь различное управление -- олигархическое (например, в Спарте) или демократическое (например, в Афинах V в. до н.э.). Размеры полисов также были различны. Территория полиса Спарты, например, насчитывала 8400 км², Афин - 2550 км², шесть городов-полисов на о. Эвбея владели территорией 3770 км². Были и мелкие полисы. Так, например, 22 полиса Фокиды делили между собой территорию 1650 км2 (т.е. в среднем на каждый приходилось около 75 км²).

Население городов составляли представители потомственно-родовой знати: крупные землевладельцы, торговцы и ремесленники. Кроме того, в городах проживало много людей из других стран -- так называемые метеки, а также из близлежащих селений-периетеки. Метеки и периетеки не пользовались полным правом гражданства в полисе. Значительную часть населения составляли рабы, которых использовали как в городских, так и в сельских видах работ. Так, например, в Афинах, насчитывавших к V в. до н. э. около 300 тыс. жителей, 1/3 составляли рабы.

По мере развития рабовладельческого строя власть, находившаяся до этого времени в руках родовой аристократии, стала сосредоточиваться в руках рабовладельцев.

В VIII-VII вв. до н.э. города еще не имели внешних крепостных стен, появившихся в более поздний период, и вce городское и сельское население находило защиту на территории акрополя.

Религия занимала большое место в общественной идеологии древних греков. Боги были близки людям, их наделяли человеческими достоинствами и недостатками в преувеличенных размерах. В мифах, описывающих жизнь богов и их похождения, угадываются бытовые сюжеты из жизни самих греков. Но вместе с тем люди верили в их могущество, приносили им жертвы и строили храмы по образу своих жилищ. В культовой архитектуре сконцентрированы самые значительные достижения греческой архитектуры.

Сухой субтропический климат Греции, горный рельеф, высокая сейсмичность, наличие высококачественного строительного леса, известняка, мрамора, которые легко поддаются обработке и моделировке в каменных конструкциях, определили «технические» предпосылки греческой архитектуры.

Народное жилище Греции и планировочные решения общественных и культовых зданий включают открытые галереи, лоджии, портики, обеспечивающие укрытие от солнца и дождя. Стоечно-балочная конструкция этих элементов зданий составляла основной объект конструктивных и художественных разработок древнегреческого зодчества.

История Древней Греции условно подразделяется на три периода: архаический (VII1-VI вв. до н. э.), классический (V-IV вв. до н. э.) и эллинистический (вторая половина IV-середина I в. до н. э.).
Архаический период
(VIII-VI вв. до н.э.)
Архитектурные ордера (греко-дорический, ионический, коринфский)
Архитектурные ордера (греко-дорический, ионический, коринфский)
Период архаики отмечен важнейшими сдвигами в истории и искусстве Греции. В это время складывается рабовладельческое общество, формируются греческие города-полюсы.

С ростом городов и формированием полиса складывается рабовладельческая тирания, опиравшаяся на поддержку свободного населения. Возникают различные формы общественных учреждений: симпосии, булевтерии, театры, стадионы.

Наряду с городскими храмами и священными участками строятся общеэллинские святилища. Планировочная композиция святилищ учитывала сложные условия рельефа и сам характер религиозных церемоний, которые были прежде всего жизнерадостными праздниками с торжественными процессиями. Поэтому храмы размещались с учетом их визуального восприятия участниками шествий.

В эпоху архаики складываются градостроительные принципы греческого поселения, его общественного и религиозного центров в виде агоры и акрополя. Было завершено в основных чертах формирование греческого храма, отработаны конструкции и методы каменного строительства, создана ордерная система. Заимствовавший структуру деревянной конструкции, каменный ордер утвердился как самостоятельная с конструктивной и художественной точек зрения тектоническая система.

Рост городов вызывает расширение строительства. В этот период происходит сложение архитектурных ордеров, которая легла в основу всей античной архитектуры. Еще в глубокой древности был создан тип здания, в дальнейшем воплотивший мир идей и чувств свободных граждан города-государства. Таким зданием стал храм, посвященный богам или обожествленным героям, центр важнейших событий общественной жизни города. Храм был хранилищем городской казны и художественных сокровищ, площадь перед ним часто являлась местом собраний, празднеств. Храм воплощал идею единства, величие города-государства, незыблемость его общественного уклада.

Архитектурные формы греческого храма сложились не сразу ив период архаики претерпела значительные изменения. Греки считали храм жилищем божества и при его сооружение исходили из главного помещения царского дворца – мегарона.

Города архаического периода, как правило состояли из укрепленного акрополя и расположенного у его подножья нижнего города с рыночной и общественной площадью – горой.

Храм обычно возводился в центре городской площади или на акрополи, занимая подчеркнуто господствующее место среди построек города; главным фасадом он был обращен на восток к утреннему солнцу. Простейшим и древнейшим типом (из известняка или мрамора) архаического храма был так называемый "храм в антах". Храм в антах развивает формы мегарона. Свое название храм получил от выступающих вперед стен портика — антов. Он состоял из небольшого помещения – наоса, прямоугольного в плане, открытого на восток, имел двускатную кровлю, покрытою керамической или мраморной черепицей. На его фасаде между антами, то есть выступами боковых стен, были помещены две колонны. Такой тип храма был рассчитан на восприятия с одного фасада; позднее он использовался лишь для небольших сооружений (например, для сокровищниц в Дельфах).

Более совершенным типом был простиль, на переднем фасаде которого размещены четыре колонны, то есть простиль имеет один открытый портик, опирающийся на колонны, заменившие анты. В амфипростиле колоннада украшала как передний, так и задний фасад, где располагался вход в сокровищницу.

Периптер — тип храма с колоннадой по всему периметру, получил наибольшее распространение в греческой архитектуре, поскольку наилучшим образом отвечал идее кругового обзора сооружения. Его художественный строй получил торжественную строгую простоту и законченность.

С применением железных орудий, облегчивших обработку камня, сначала стены храмов, затем и остальные элементы здания — деревянные колонны и перекрытия — заменяются каменными. При этом сложившиеся формы деревянных конструкций переносятся в камень.
Портик святилища Анубиса в храме царицы Хатшепсут, Дейр-эль-Бахри (ок.1480 до н.э.)
Портик святилища Анубиса в храме царицы Хатшепсут, Дейр-эль-Бахри (ок.1480 до н.э.)
Тектоника стоечно-балочной системы портиков становится основным средством для достижения художественной выразительности зданий. В результате длительной эволюции здесь сложилась ясная и цельная архитектурная система, которая позднее, у римлян, получила название ордера, что означает порядок, строй.

Художественно переработанная логика стоечно-балочной конструкции заложена в основу древнегреческого архитектурного ордера. Пропорциональными соотношениями основных элементов ордера: колонн и балочного перекрытия — антаблемента — архитекторы Древней Греции умели создать образ легкого, изящного здания или монументального сооружения, в котором подчеркивалась напряженная работа колонн, несущих тяжелое строение крыши. Выразительность ордена основана на пропорциональности, строгом математическом расчете и гармоничном соотношении частей, образующих единое целое.

В архаический период происходит переход от сырцовой кладки к каменной, складываются дорический и ионический ордера, что соответствовало двум местным направлением в искусстве. Дорический ордер был связан с областями материковой Греции, ионический -- с культурой островной и малоазийской Греции.
Храм Аполлона в Коринфе (ок.540 до н.э.)
Храм Аполлона в Коринфе (ок.540 до н.э.)
Дорический ордер, по мнению греков, воплощал идею мужественности, гармонию силы и строгости. Ионический ордер был легок , строен и наряден. Не случайно иногда в дорическом ордере колонны заменялись или дополнялись мужскими фигурами (атлантами), в ионическом ордере – женскими (кариатидами).

Дорический ордер, воплотивший художественные идеалы суровых и воинственных дорийских племен, получил особенно широкое распространение в архаической Греции. Его составные части: колонна, состоящая из ствола, имеющего вертикальные желобки (каннелюры), и капители; антаблемент, включающий архитрав, фриз и карниз.

База в дорическом ордере отсутствует, колонна ставилась непосредственно на стилобат. Ствол ее делался кверху тоньше и имел легкую выпуклость —энтазис, что вместе с каннелюрами создавало впечатление напряженности конструкции, стройности колонны. Капитель, передающая вес антаблемента на колонны, также в художественной форме выражает идею борьбы с тяжестью и состоит из абаки — квадратной плиты, и эхина —сплюснутой круглой подушки .

Дорический ордер архаики отличается грузными формами, тяжеловесными пропорциями, сильно акцентированным сужением колонн под капителью, сочными, пластичными изгибами широкого эхина, наивным реализмом скульптур, несколько условных и статичных.

Дорический храм имел массивное каменное основание – стереобат, который обычно состоял из трех ступеней. Верхняя ступень и вся поверхность стереобата называется стилобатом и служит как бы постаментом для храма. В храме – это прямоугольник. На нем т размещается собственно храм, включающий небольшой пронаос (преддверие храма) и наос (святилище) – прямоугольное помещение, освещенное через световые люки потолка.

Иногда позади наоса располагалось маленькое помещение – опистодом с выходом в сторону заднего фасада.
Второй храм Геры в Пестуме (середина 5 в. до н.э.)
Второй храм Геры в Пестуме (середина 5 в. до н.э.)
Древнейшие из сохранившихся дорических сооружений греков — храмы на о. Сицилия (ансамбль в Селинунте, середина VI в. до н.э.) и в Посейдонии на юго-западном берегу Италии (храмы в Пестуме, середина VI в. до н.э.) — земледельческих колониях греков.

Колонна ионического ордера опирается на базу, ствол имеет каннелюры, разделенные тонкими ребрами. Капитель с завитками восходит своими формами к древнейшим растительным мотивам завершения колонн в архитектуре Эгейского мира.

Трехчастный, аналогично дорическому, антаблемент зрелого ионического ордера вначале не имел фриза, как и его деревянный предшественник. Введенный впоследствии фриз стал поясом, несущим декоративные и скульптурные украшения.
 Храм Артемиды в Эфесе (4 в. до н.э.)
Храм Артемиды в Эфесе (4 в. до н.э.)
Гигантский диптер, храм Артемиды в Эфесе (IV в. до н.э.)—одно из самых древних сооружений ионического ордера — перестроен в эпоху эллинизма . Его ордер еще не имел фриза, зато нижние барабаны колонн были отделаны скульптурным рельефом. Храм поставили на болотистом участке, считая, что мягкая почва послужит амортизатором при землетрясениях. Но, чтобы здание не погрузилось в трясину, под его основанием был вырыт глубокий котлован, который наполнили смесью шерсти и древесного угля. Храм Артемиды причислялся к семи чудесам света.

В эпоху развитой архаики для строительства храмов применялся известняк, легко поддающийся отделке. Вырабатываются основные приемы каменной кладки, транспортировки и подъема блоков. Подогнанные друг к другу блоки укладывали насухо, скрепляли железными штырями и скобами с заливкой пазов свинцом. Принцип сборности требовал высокой точности обработки деталей, продуманной последовательности работ, внедрения в строительство стандартизации, системы пропорционирования и модулирования сооружений.
Римская мозаика
Римская мозаика
Большинство блоков доставлялось из каменоломен в готовом виде. Некоторые из них, например барабаны колонн, обрабатывали уже после сборки. После завершения кладки внешние поверхности тщательно отделывали. Стены храмовых целл и фронтоны штукатурили для грунтовки поверхности под окраску. Древние греки любили украшать свои храмы яркой росписью, накладными металлическими деталями, монументальной скульптурой, рельефом. Фронтоны украшались сложными композициями на мифологические сюжеты. Колонны оставались неокрашенными.

Для перевозки блоков, особенно крупных архитравных балок, применялась окантовка их деревянными брусьями, образующими форму колеса. При монтаже для подъема блоков в них прорубались петлеобразные пазы, в которые закладывались веревки подъемного механизма, использовались клинья-анкеры и другие приспособления.

Примером города периода архаики может служить Селинунт. Селинунт, возникший на западной оконечности о. Сицилия, был одним из полисов, основанных выходцами из Мегары в середине VII в. до н. э. Акрополь Селинунта располагался на плоской скале, ограниченной с запада долиной небольшой реки, а с востока морской бухтой с песчаными пологими берегами. Здесь, по-видимому, находилась торговая гавань. На акрополе, параллельно друг другу, располагались главные храмы. Большая часть этих сооружений относится к VI в. до н. э. Быстрый рост города и активная торговля с другими греческими полисами, а также с Карфагеном, вызвали необходимость расширения города и строительства новой группы храмов на соседнем скалистом плоскогорье, восточнее города. Несмотря на то, что город не сохранился, археологи полагают, что планировка акрополя относится к архаической эпохе и что тогда уже были проложены две пересекающиеся улицы северо-южного направления , ширина одна из которых насчитывала около 9 м и что на нее выходили кварталы протяженностью около 30 м с поперечными проходами в 3,6-3,9 м. Пример Селинунта показывает, что уже в архаический период сложилась регулярная планировка.

Следует отметить, что архаические ансамбли и, в частности, акрополь Селинунта были полихромными. Храмы имели подцветку. Например, в одном из храмов были обнаружены красные метопы. Кроме того, золотистые медные щиты-трофеи, навешивавшиеся на стены, дополняли эту картину и создавали яркую колористическую композицию.

Селинунт многократно разрушался (в 409 г. до н. э. Карфагеном, затем землетрясениями), однако его руины и сейчас свидетельствуют о том, что древние греки стремились к созданию монументальных ансамблей, видимых издалека. Аналогичное впечатление производил и другой город Великой Греции-Пестум.

Греческие города-полисы жили довольно замкнутой жизнью, однако в эпоху архаики имелось несколько общегреческих культовых центров, крупнейшими из них были Олимпия и Дельфы.

Олимпия считалась общеэллинским культовым центром с древних времен. Первые Олимпийские игры, связанные с культом Зевса Олимпийского, происходили в 776 г. до н. э. Они повторялись каждые четыре года. На время Олимпийских игр прекращались междоусобные войны, и все мужское население устремлялось в Элиду, где на сравнительно небольшом пространстве, у подножья лесистой горы Кронос располагалось святилище (альтис).
Храм Зевса в Олимпии
Храм Зевса в Олимпии
Главным храмом святилища был храм Зевса, построенный в 460 г. до н. э. и украшенный скульптором Фидием статуей Зевса. Кроме храма Зевса в святилище было еще несколько храмов, построенных в эпоху эллинизма и ранее. Здесь, же располагался алтарь Зевса, на котором во время Олимпийских игр поддерживали яркий огонь. Против храма Зевса и алтаря находился многоколонный портик – стоа"Эхо", неоднократно обновлявшийся и перестраивавшийся. Окруженное этими зданиями пространство было прообразом будущих городских площадей-агор.

Рядом со святилищем располагался стадион, на трибунах которого могли уместиться 40 тыс. зрителей. Для сидения использовались пологие склоны холма. Кроме стадиона в долине местной речушки Алфея имелся ипподром для конных состязаний.

Святилище было окружено многочисленными дополнительными спортивными сооружениями: гимнасием, палестрой и т. д. Имелись и здания, связанные с общественной жизнью полиса, например булевтерий. Некоторые из этих сооружений заново были построены в эпоху эллинизма. Собственно город был небольшим. В нем проживали, главным образом, жрецы и судьи, участвовавшие в Олимпийских играх, и рядовое торгово-ремесленное население, также связанное с обслуживанием большого числа прибывавших на игры греков. Следует отметить, что рабы, хотя и использовались для всех тяжёлых работ, не допускались на Олимпийские игры.

Святилище в Олимпии сложилось в эпоху архаики, но в нем уже имелись черты, присущие ансамблям более позднего времени. Эти черты заключались в отсутствии жесткой симметрии, в живописном равновесии архитектурных объемов, в гармоническом единстве с окружающей природой и в удивительно найденном масштабе, соразмерном слегка монументализированному, гармонически сложенному человеку.

Развитие мореходства и потребность во внешней торговле, а также рост численности населения греческих полисов привели в VII-VI вв. до н. э. к активному процессу колонизации побережья Средиземного и Черного морей, куда переселялись жители из городов-метрополий. Между метрополиями и новыми городами-полисами сохранялись торговые, культурные и культовые связи.

Наиболее ранними центрами колонизации были города о. Эвбеи -Эретрия и Халкида, основавшие города-полисы в Южной Италии (Регий, Неаполь, Кумы, Геркуланум), и на о. Сицилия (Мессана и Наксос). Затем начали основывать колонии города Коринф, Мегара и Родос. Очень часто новые поселения по прошествии определенного времени сами начинали колонизаторскую деятельность. Так, например, основанный выходцами из северной Греции-ахейцами на южном побережье Италии город Сибарис быстро достиг расцвета и сам основал колонию на западном побережье Апеннинского полуострова-Посидонию (Пестум). Аналогичным примером может служить Массилия (современный Марсель), основан ная жителями богатого малоазийског) города Фокеи, которая, в свою очередь основала ряд мелких колоний-Никен (Ницца) и Антиполь (Антиб) на юге щей Франции.

В эпоху расцвета средиземноморских колоний греков, основанных ионийскими племенами, вытесненными дорянами с Балкан, начинается, а точнее, продолжается формирование ионического ордера. В его форме соединились архитектурные традиции греческих переселенцев и народов, издавна населявших эти районы.

Одним из наиболее активных центров колонизации был ионийский город Милет, расположенный на побережье Малой Азии. Ему приписывалось основание 80 новых городов, большая часть которых возникла вдоль побережья Черного моря. В конце VII-начале VI в. до н.э. выходцы из Милета построили не западном побережье Понта Эвксинского (Черного моря) Истрию, Аполлонию, Одесс, Томы и др., а кроме того, Ольвию (на правом берегу Буга), Тирас (на берегу Днестровского лимана), Феодосию, Пантикапей и Диоскуриаду в Крыму и Фасис в районе Сухуми.

В процессе греческой колонизации выработались определенные приемы в размещение городов. Оптимальными условиями в расположении города считались: близость удобной морской бухты для стоянки и починки торговых и военных кораблей; наличие чистой питьевой воды; наличие плодородных земель; благоприятные условия с точки зрения обороны города и режима ветров; наличие eестественного стока дождевых вод и многое другое. В процессе греческой колонизации выработались также и приемы регулярной планировки городов, которые были усовершенствованны и применены в более поздний период.
Классический период
Храм Афайи на Эгине, ок. 510-490 до н.э.
Храм Афайи на Эгине, ок. 510-490 до н.э.
С первых десятилетий V в. до н.э. начинается классический период развития греческой культуры и всех видов искусства.

В начале V в. до н.э. греко-персидские войны заканчиваются победой Греции, закрепившей преимущества прогрессивного экономического уклада греков, более передового по сравнению с восточными деспотиями общественного устройства. Военно-политические и экономические успехи способствовали возвышению и расцвету Афин, Спарты, Сиракуз.

В Греции получает развитие новая форма государственного устройства—рабовладельческая демократия. Начинается новый подъем искусства, науки, философии, архитектуры. Идеалом греческой культуры этого периода становится образ воина —гражданина, всесторонне развитого человека.

Города-колонии Малой Азии были ослаблены войнами и поэтому первая половина V в. до н.э. отмечена преобладанием в греческой архитектуре дорического ордера.

Периптер остается ведущей формой храма. Совершенствуются его планировочные решения, пропорциональные соотношения, отрабатываются наиболее выразительные сочетания пластики всего объема и декоративных деталей. Эффект величия достигался за счет соразмерности и уравновешенности частей здания.

Прекрасный пример раннеклассической архитектуры небольшой храм Афины Афайи на о. Эгина, в ясных и гармоничных пропорциях которого воплотились патриотические идеи греков (храм был сооружен в честь победы над троянцами). Храм Зевса в Олимпии, несмотря на крупные размеры, также не вызывает ощущения тяжеловесности. Его пропорции доведены до классического совершенства. Масштабный строй этого храма и даже размеры его колонн приобрели значение нормы при возведении храмов последующего времени. В его интерьере была установлена статуя Зевса — главного бога греческого пантеона, — изваянная великим греческим скульптором Фидием. Фронтоны и фризы целлы были украшены рельефами и скульптурой.

В период классики утверждается канонический тип храма: по числу колонн, пропорциям, архитектурной образности. Отношение количества колонн на торцовом и боковом фасадах, определяющее, по существу, габариты плана, устанавливалось по формуле: n x (2n + 1), где n — число колонн торцового фасада, причем число это всегда принималось четным.

Модульная система размерностей — важнейшее достижение греческой архитектуры—была выработана для решения задач художественной выразительности и удобства заготовки элементов здания.

Но стандартизация элементов зданий не привела греческую архитектуру к сухости и однообразию.

Греки умели корректировать зрительные иллюзии, порождаемые четкой ортогональностью зданий. Кроме энтазиса колонн, легкие выпуклости (курватуры) придавались горизонтальным частям—антаблементу и стилобату, регулировались наклон колонн и расстояния между ними, что, кстати, повышало сейсмостойкость здания.

Греции в это время появляются интересные градостроительные концепции, основанные на регулярном начале, но пронизанная новыми функциональными и эстетическими принципами.

Расцвет Греции нашел отражение в быстром росте городов метрополии (Балканского полуострова) и особенно колоний. Ускоренные темпы планомерного создания городов пробудили интерес к теории градостроительства, вызвали необходимость в разработке принципов регулярной планировки. Изобретение регулярного города приписывается Гипподаму — архитектору из Милета, хотя элементы «гипподамовой» системы греческого градостроительства сформировались уже в эпоху стихийной колонизации VIII-VII вв. до н. э.
Театр в Эпидавре (ок. 300 до н.э.)
Театр в Эпидавре (ок. 300 до н.э.)
Один из ранних примеров гипподамовой системы в греческом градостроительстве дает планировка Олинфа (V—IV вв. до н. э.) —города в Македонии. Стандартные по размерам кварталы Олинфа (100X40 м) разделялись пополам проходом, в котором были устроены перекрытые плитами траншеи канализации. Обе части квартала делились каждая на пять дворов, застроенных по периметру. Перистильная схема планировки жилых домов, когда все помещения раскрываются во внутренний дворик через окружающие его галереи, типична для Олинфа. Жилища возводились из недолговечных материалов: стены — из сырца на каменном фундаменте; перекрытия, лестницы, опоры террас и входного портика были деревянными. Кровля выстилалась черепицей, полы в основном оставались земляными. В богатых домах иногда мостили полы каменными плитами, украшали мозаикой. Стены штукатурились и расписывались фресками. Перистильный тип дома, естественно сформировавшийся в соответствии с климатическими условиями Средиземноморья, народными бытовыми и строительными традициями, получил широкое распространение во всем эллинском мире.

Городская площадь — агора, имевшая первоначально торговое назначение, приобретает с развитием общественной жизни греческого полиса многообразные функции, становится политическим центром города. К площади примыкали культовые и общественные сооружения: святилища и алтари, залы общественных собраний, театры, пинакотеки, гимнасии, палестры (спортивные школы). Ближе к окраинам города размещались стадионы и ипподромы. Крупнейшим общественным зданием V в. до н. э. был Телестерион в Элевсине, построенный Иктином. Огромный зал его, размером 50 X 45 м, перекрывался деревянными конструкциями, что позволило широко расставить колонны интерьера и создать нормальные условия видимости.

Греческие театры зарождаются как праздничные игры, посвященные богу Дионису. Представления разворачивались на площадке у подножия холма, на склоне которого располагались зрители. Традиционные места представлений впоследствии благоустраивались.

Основные планировочные элементы театра: орхастра – круглая площадка для выступлений хора; скена --помещение для переодеваний актеров; театрон – места для зрителей, окружавшие орхестру. Крупнейшие театры вмещали до 50 тыс. человек, а диаметр театрона достигал 140 м. Для улучшения эвакуации зрителей ряды мест разделялись радиальными и кольцевыми проходами.

С развитием греческой драматургии наиболее частым реформам подвергалось устройство скены, которая из легкой палатки превращается в двухэтажное здание, служившее фоном действию, его постоянной декорацией. С выделением основной сюжетной линии в представлении игра главных действующих лиц переносится на проскениум — пристройку перед скеной в виде высокой площадки.

Каждый греческий город имел театральные сооружения. Наиболее известны театр в Эпидавре и театр Диониса в Афинах.
Коринфская капитель храма Зевса в Афинах
Коринфская капитель храма Зевса в Афинах
К концу V в. до н. э. углубляются противоречия в рабовладельческом обществе Греции. Ожесточенная классовая борьба, восстания рабов, войны между отдельными полисами расшатывают основы экономического и политического союза греков. Греческая архитектура IV в. до н. э. утрачивает высокие гражданские идеалы, единство стиля, присущее централизованной державе. Экономические возможности отдельных полисов не позволяют возводить крупные, значительные сооружения. Тем не менее предпринимается реконструкция сгоревшего храма Артемиды в Эфесе. Еще сохраняется общеэллинское значение святилищ в Дельфах, Олимпии, Эпидавре, которые продолжают застраиваться мелкими храмами, алтарями, памятниками.

Усиливаются декоративные тенденции, проявляются значительные отклонения в трактовке ордеров. В архитектуре мемориальных памятников используется коринфский ордер. Художественный образ пышной капители "этого ордера заимствован, по легенде, от корзины, сквозь которую проросли листья кустарника аканта .

Устранение афинской гегемонии на Средиземном море благоприятствует процветанию рабовладельческих монархий Малой Азии. Здесь в IV в. до н. э. создаются оригинальные образцы архитектуры, отразившей и угасающие греческие традиции, и стремление воспользоваться приемами восточных строителей.

Если рассмотреть планировочную организацию Милета и Пирея, то можно усмотреть в этих городах некоторые новые и общие черты. Прежде всего это касается зонирования городской территории.

В Милете четко выделяются три зоны: торговый центр. Примыкавший к военной Львиной гавани; общественный центр, тяготевший к Теотральной бухте, и два крупных жилых района.

Аналогичное зонирование наблюдается и в Пирее.

Второй характерной чертой планировки Пирея и Милета была ориентация Главных улиц. И в том и в другом случае главные улицы были ориентированы с юго-запада на северо-восток. Обращают на себя внимание и пропорции кварталов. Если в регулярных городах, построенных до Гипподама, жилые кварталы имели тянутую конфигурацию, как например, кварталы Олинфа, имевшие соотношение ширины к длине 1:2,5, то в Милете пропорции кварталов в плане были более гармоничными 7:6; 7:4.

Интересно так же соотношение ширин улиц в городах спланированных Гипподамом: второстепенные улицы имели ширину 3.5м., главные 7м., а ведущая улица – дорога в Пирее – 15м. Имеется еще одна характерная черта в планах рассматриваемых городов, Заключавшаяся в том, что улицы, площади и крупные общественные здания органически вписывались в планировочную решетку плана и это вписывание носило не механический, а эстетический характер. Рассмотрим в качестве примера центр города Милета.

Центр Милета развивалея вдоль двух пространственных координат, организующих "всю" планировку города. Вдоль одной из них располагались гимнасий со стадионом и городской парк, вдоль другой -- торговые общественные площади. Эти площади состояли из Южной агоры, предназначенной для торговли, с лавками, расположенными по периметру, и портиками. Южная агора имела три входа, ее размер был 166 х 128 м. Северная агора, значительно меньших размеров, предназначалась для торговли предметами роскоши. Между Северной и Южной агорами располагался гражданский центр городской общины. Сюда выходил булевтерий, т. е. здание, где заседал городской совет. Перед булевтерием находился алтарь для принятия присяги гражданами общины. Поблизости располагался еще один гимнасий.

Далеко не все перечисленные нами здания относились к эпохе Гипподама. Некоторые из них были построены позднее, может быть, на месте более ранних сооружений, однако принципиальное пространственное решение центра несомненно, восходит к классическому периоду. То-же самое можно сказать и о жилых кварталах. Если северные были построены сразу после греко-персидских войн, то южные, возможно, были перестроены в эллинистический период.

Следует отметить, что в концепции городского плана Милета отразились общие философские и научные представления того времени. Как известно, Милет был не только крупнейшим малоазийским торговым городом, насчитывавшим 100-тысячное население но и крупнейшим в греческом мире центром античной науки и философии. Здесь жили и работали Фалес, подытоживший математические и астрономические познания древних жителей Египта и Двуречья и рассчитавший оптимальную высоту маяка в зависимости от удаления кораблей; Анаксимандр, нарисовавший географическую карту греческого мира, основавший колонию Аполлония и сконструировавший гномон для определения солнечной тени; Гекатей — географ и путешественник, усовершенствовавший географическую карту гpeческого мира; Анаксимен и другие философы. К этому перечню следует добавить имя Пифагора, который жил до своего изгнания в непосредственной близости от Милета на острове Самос; и который создал теорию числового выражения гармонии. Мы не случайно перечислили здесь имена этих ученых, поскольку они оказали несомненное влияние на формирование градостроительной концепции Гипподама, в которой отражались философские и научные представления его времени.

Как видно из планов Милета и других регулярных городов Древней Греции, планировочная композиция носила «открытый» характер. Крепостные стены, окружавшие городскую территорию, как правило, не имели геометрически правильных в плане очертаний. Они сковывали рост города и окружали свободные территории с учетом будущего его развития; Главной планировочной единицей был квартал, состоявший двух, четырех или более домов. Таким образом, город развивался путем наращивания жилых единиц от центра к периферии. Центробежные тенденции имело и пространственное развитие городского центра. Эта особенность градостроительного мышления древних греков дополнялась особым их отношением к окружавшему город пейзажу, который они рассматривали, с одной стороны, как зримое выражение их понятия о родине, с другой, как часть мирового ландшафта или ойкумены (т. е. обитаемой части земной поверхности).

Поэтому какой бы город греки ни строили, они всегда знали его местоположение в ойкумене. В этот период благодаря развитию мореходства сильно расширились географические познания. Они объединились с астрономическими сведениями о Луне и Солнце и расположении созвездий, служивших дополнительными ориентирами во время постоянных морских путешествии. Все это слилось с общим представлением о Земле как о плоском круге (по одним источникам, плавающим на воде, по другим, поддерживавшимся воздухом). Этим объясняется появление в эпоху архаики первых изображений Земли. Так, известны карты Гесиода (VIII в. до н. э.); Анаксимандра и Гекатея (VI в. до н.э.).
Дельфийский толос (ок. 375 до н.э.)
Дельфийский толос (ок. 375 до н.э.)
Эти карты, высеченные на камне или, к у Гекатея, процарапанные на медной пластине, изображали землю в виде круга, в центре которого располагал всеэллинский культовый центр Дельф. Согласно поверьям греков, местоположение Дельф было указано верховным божеством Олимпа -- Зевсом который, желая определить центр земли пустил двух птиц навстречу друг другу. Птицы встретились над территорией будущих Дельф. Эта легенда всячески поддерживалась греческим жречество и постепенно в эпоху архаики Дельфы превратились в центр всего греческого мира. В древнем святилище, в хpаме Аполлона, многократно перестраивавшемся, был установлен конической формы камень – Омфал, который греки считали центром (пупом) земли, откуда отсчитывались все расстояния. Здесь же рядом находился Дельфийский оракул, с которым «советовались» жители всех эллинских общин.

Было бы неправильно думать, что в развитии регулярной планировки городов заключалось главное достоинство греческого градостроительства V в. 1.э. Одновременно с развитием новых планировочных приемов продолжали совершенствоваться и традиционные, более древние элементы городской структуры. Мы имеем в виду акропали, которые в этот период из крепостей и резиденций правителей превратились в главные монументальные ансамбли городских общин. Самым ярким примером в этом отношение является Афинский акрополь.

Своего высшего расцвета греческая архитектура достигла в «Золотой век» Перикла — вождя афинской демократии. Афины становятся центром греческой культуры.

Своим расцветом Афины были обязаны прежде всего развитию торговли, ремесла и мореходства, а также ведущей роли афинских полководцев в греко-персидских войнах (500-449 гг. до н. э.). В отличие от других греческих государств, участвовавших в этой войне, Афины сумели за короткий срок укрепить свой почтовый район – Пиреи и превратить его в мощную военную и торговую гавань. Выше уже говорилось, что для распланирования города был приглашен Гипподам из Милета. Однако эти работы являлись лишь частью обширной программы по укреплению обороноспособности Аттики и созданию собственного большого морского флота. Душой и инициатором многих строительных начинаний этого времени был крупный государственный деятель и полководец – Фемистокл,(525-460 гг. до н. э.). При нем началось строительство городских стен Афин и так называемых Длинных стен, соединивших Пирей и Афины в единое целое. Он убедил Народное собрание построить военный флот в 200 триер. По его инициативе возник в 478 г. до н.э. Афинский морской союз.

Период расцвета Афин совпал с правлением крупного государственного деятеля Перикла (443-429 гг. до н.э.), который в результате проведенных им реформ закрепил в Афинах демократическое правление. Верховным органом власти в Афинах было Народное собрание, в котором участвовали все полноправные граждане мужского пола, достигшие 20-летнего возраста. Народное собрание имело самые широкие полномочия и решало основные вопросы внешней и внутренней политики государства. Оно собиралось каждые 10 дней. По существу, с введением решающей власти Народного собрания старые органы власти Ареопаг и архонты потеряли свое значение.

Исполнительная власть принадлежала различного рода коллегиям, члены которых избирались на год. Коллегии подчинялись Народному собранию. Обычно они состояли из 10 чел. Их функции были весьма разнообразны, например: сбор налогов, наблюдение за рынками и торговлей и многое другое.

Таким образом, при Перикле система управления государством была подлинно демократической. Однако следует сказать, что демократическими правами пользовалось далеко не все население Афин. Не только рабы, которые составляли 1/3 населения Афин, но и старики, женщины, дети и приезжие из других городов не имели права участвовать в государственном управлении.

Новое демократическое устройство требовало строительства новых архитектурных сооружений. Если Народное собрание в силу своей многочисленности пользовалось склонами холма Пникс и театром Диониса, то заседания совета пятисот потребовали строительства специального здания-булевтерия, сооруженного на афинской агоре. Для работы коллегий использовались многочисленные портики, возникшие в это время в Афинах, главным образом, в районе той же агоры. Здесь же построен был Пританей -- здание, где собирались для трапезы почетные граждане объединенных общин и должностные лица – пританы.
Парфенон
Парфенон
В эпоху Перикла Афины представляли собой довольно значительный город протяженностью с запада на восток около 1,5 км.. На территории города имелась гряда холмов, среди которых выделялся своим массивом холм Акрополя. Холмы служили водоразделом между двумя небольшими пересыхавшими летом речками Эридан и Илис, впадавшими западнее города в реку Кефис, в свою очередь, стекавшую в море. В древности холмы служили местом для отправления местных культов, что сохранилось в названиях некоторых из них (холм Нимф, холм Арея). Позднее на возвышенностях города стали строиться храмы, как, например, храмы Акрополя или же храм Тезея (Гефестейон) возле агоры. Город снабжался водой, которая доставлялась акведуком, сооруженным в VI в. до н. э. Крепостные стены построенные при Фемистокле, имели несколько ворот,среди которых главными были ворота, соединявшие город с Пиреем, северо-заподные соединявшие Афины со святилищем в Элевсине.

Северные Ахарнские и восточные Диахарнские ворота вели в глубинные районы Аттики, а южные к Фалерской гавани и мысу Суний.
Афинский акрополь
Афинский акрополь
Главная рыночная и общественная агора располагалась во времена Перикла в северо-западной части города, между Акрополем и Дипилонскими воротами. В V в. до н, э. афинская агора была застроена по периметру общественными и культовыми зданиями и даже, по некоторым источникам, озеленена по контуру платанами. В Афинах сохранились названия отдельных жилых районов гopoда: Лимны, Мелите, Керамик. Последний, несомненно, был ремесленным районом города, где руками афинских мастеров создавались подлинные шедевры керамического искусства. Жилые дома в Афинах практически не сохранились, так как были построены из глины или кирпича–сырца. По свидетельству античных писателей, жилища афинян были очень скромными, что соответствовало демократическим принципам того времени.
-Главным ансамблем Афин был Афинский акрополь, некогда игравший роль городской крепости, но постепенно превратившийся в монументальный храмовый комплекс.

Скалистый холм, на котором был расположен акрополь, имел около 300 м длины и около 150 м ширины, его превышение над уровнем города насчитывало около 60 м. Самой высокой точкой акрополя являлась площадка, на которой был сооружен Парфенон. Акрополь имел крутые склоны, дополнительно укрепленные. В начале греко-персидских войн, когда персы сожгли и разгромили Афины и старый акрополь, эти укрепления были усилены. Особенно тщательно обработаны. были южные склоны Акропля. Эти работы связывают с именем крупного полководца, представителя олигархической группировки в Афинах Кимона (504-449 гг. до н. э.).

Афинский акрополь перестраивался в период наивысшего культурного расцвета Афин, когда там жили и творили крупнейшие ученые, писатели и художники Древней Греции: Геродот, Анаксагор, Фидий, Эсхил, Софокл и Эврипид; когда там работали такие великие зодчие, как Иктин, Калликрат и Мнесикл. Старая застройка акрополя, сильно разрушенная персами в 480 г. до н. э., не могла уже удовлетворять вкусам нового времени. Архаический храм, посвященный культу Афины Полиады и Посейдона (Гекатомпедон), многократно перестраивавшийся, был сильно разрушен. Новый храм, посвященный Афине Деве, начатый незадолго до греко-персидских войн, был возведен лишь до уровня стилобата. Старые пропилеи страдали отсутствием монументальности. Таков был акрополь, когда приступили к его реконструкции. Остается загадкой, был ли единый композиционный замысел у строителей или этот ансамбль создавался постепенно. Утверждать лишь можно только одно, что была единая идеологическая концепция, в соответствии с которой и строился этот ансамбль. Эта концепция состояла из нескольких позиций. Во-первых, художественный облик новых сооружений должен был отражать историческую миссию Афин как государства, которое взяло на себя роль, спасительницы греческого мира от вторжения иноземцев. Во-вторых, масштаб и характер застройки акрополя должны были отражать экономический и культурный расцвет Аттики в целом. В-третьих, новый ансамбль должен был выражать те демократические начала, которые были свойственны Афинскому государству в этот период, т. е. быть подлинно народным. Все эти позиции и составляли ту идеологическую программу, которая была положена в основу перестройки акрополя. Как видно из этого перечня, религиозно-мистическое начало уступило место художественной интерпретации реальных событий этого времени. Это не значит, что культовые сооружения не отвечали своему прямому назначению, но само религиозное сознание афинян носило народный, фольклорный характер, что и позволило им объединить религиозные, мифологические и героические темы в одно единое художественное целое.
Пропилеи на Акрополе (437-432 до н.э.)
Пропилеи на Акрополе (437-432 до н.э.)
Хронология развития Афинского акрополя V в. до н. э. позволяет нам проследить процесс формирования этого ансамбля. Весьма примечательно, что первым сооружением на нем было не архитектурное, а скульптурное произведение -- статуя Афины Воительницы (Промахос), что было вполне закономерно, поскольку возглавлял строительство акрополя скульптор Фидий, уполномоченный на эту роль Периклом. Как известно, статуя Афины Промахос работы Фидия не сохранилась, поэтому существуют различные догадки по поводу ее высоты. Известно лишь, что медное копье богини, поблескивавшее на солнце, было видно с моря, находившегося на расстоянии нескольких километров от города.

Через год после установки монументальной скульптуры архитекторы Иктин и Калликрат приступили к строительству храма Афины Девы -- Парфенону (447-438 гг. до н.э.). Вскоре этот периптер, построенный из пентелийского мрамора, занял южную часть акрополя и его монументальный объем (30,89 х 69,54 м) получил доминирующее положение в пейзаже.
Эрехтейон на Акрополе (421-405 до н.э.)
В 437 г. до н. э. архитектор Мнесикл начинает строительство главного входа на акрополь-Пропилеи (закончены в 432 г. до н. э.). Композиционная ось Пропилеи стала почти параллельной Парфенону и была ориентирована на Афину Промахос.

В 431 г. до н. э. в связи со смертью Перикла (429 г. до н. э.) и началом пелопоннесской войны строительство на акрополе было приостановлено, но уже в 421 г. до н. э. начинается строительство Эрехтейона. Это асимметричное здание, посвященное культу Афины Полиады и Посейдона, заменило старый храм Гекатомпедон, но было построено севернее его. Причем главный его ионический портик был обращен к северу, в сторону Афинской агоры.

Существует мнение, что маленький ионический храм Ники Аптерос (Бескрылой победы) был задуман архитектором Калликратом почти одновременно с Парфеноном, однако он был построен несколько позже. Во всяком случае, в 421 г. до н.э. он уже существовал.
Внутренний вид Парфенона, закончен в 438 до н.э.
Внутренний вид Парфенона, закончен в 438 до н.э.
Хронологическая последовательность строительства Афинского акрополя еще не раскрывает сущности всего композиционного замысла, но все же позволяет сделать вывод о том, что главным сооружением эпохи Перикла был Парфенон, который был задуман им как всеэллинский храм наподобие храма Зевса в Олимпии или Аполлона в Дельфах. Однако в отличие от этих периптеров Парфенон скорее походил не на вместилище божества, а на монумент военной и гражданской славы Афин, решенный в виде периптера.

Масштабный и образный контраст Парфенона и Эрехтейона позволяет говорить о том, что на акрополе были разные композиционно-сюжетные зоны. Одна, с Парфеноном, обращалась ко всему греческому миру, тогда как северная зона, обращенная к агоре, апеллировала к Аттике и Афинам. Композиционная роль Пропилеи заключалась в объединении этих двух сюжетно-композиционных начал. В композиции Афинского акрополя имеются и другие приемы создания художественного единства. Это прежде всего пропорциональный строй архитектурных ордеров Парфенона, Эрехтейона и Пропилеи, хорошо сочетавшихся друг с другом, а также большая роль скульптуры в ансамбле.

Единство архитектуры и скульптуры Афинского акрополя является общепризнанным. Однако скульптурное убранство акрополя имело и свою сюжетную и композиционную логику, а также несомненное пропорциональное единство. Достаточно вспомнить многочисленные изображения богини Афины, представленной то в виде Воительницы, то в виде Девы внутри Парфенона, то в виде покровительницы города (внутри Эрехтейона), то в виде Афины Гигейи-покровительницы здоровья, то в виде Афины Эрганы-покровительницы ремесел и т. д. Каждая из этих скульптур имела свой масштаб и располагалась в определенном месте, так же как архитектурные ордера, находилась в пропорциональной взаимозависимости. Афинский акрополь таит в себе еще много интереснейших творческих приемов, достойных изучения.
Ионический фриз Парфенона, изображающий в обобщенном виде процессию.
Ионический фриз Парфенона, изображающий в обобщенном виде процессию.
Афинский акрополь был рассчитан на восприятие его по мере движения по определенной траектории, что было связано со знаменитыми праздниками Панафинеями. Панафинеи были не столь древним праздником, как Олимпийские игры. Они были учреждены афинским правителем Писистратом в 566 г. до н. э. с целью поднять престиж Афин в греческом мире. В отличие от местного аттического праздника Афиней, происходившего ежегодно, Большие Панафинеи происходили раз в четыре года летом в конце июля месяца в течение нескольких дней. Народ собирался с вечера на агоре. Праздник открывался пением и танцами. Затем начиналось шествие в сторону акрополя, которое перемежалось различными ритуальными действами. К восходу солнца шествие подходило к восточной стороне холма, как раз в то мгновение, когда первый луч солнца озарял восточный фасад Парфенона и, проскользнув в целлу, освещал хризоэ-лефантинную статую богини.Далее шествие медленно двигалось к южным склонам холма. Здесь в театре Диониса и Одейоне Перикла вновь начинались пения и танцы. Затем постепенно ко второй половине дня подходили к Пропилеям, откуда начиналось торжественное восхождение на акрополь. Порядок торжественного шествия был запечатлен Фидием на ионическом фризе Парфенона. Впереди шли знатные девушки и несли вытканное ими в подарок богине покрывало-пеплос, за ними шли старейшины города, послы других городов, их слуги с дарами, атлеты, жрецы, жертвенные животные. Все это шествие поднималось на акрополь и медленно двигалось вдоль северного фасада Парфенона в сторону Большого алтаря Афины. Вполне вероятно, что шествие завершалось к вечеру, т. е. когда последние лучи заходящего солнца кратковременно освещали северный фасад Парфенона, что было возможно только в разгаре лета. Таким образом, в течение дня шествие двигалось синхронно с движением солнца по небосклону. К сожалению, не сохранилось подробного описания Панафинейских празднеств в Афинах, поэтому мы можем на основании сохранившихся источников и собственных рассуждений лишь частично воспроизвести этот красивый обряд. Давно уже ушла в невозвратимое прошлое греческая цивилизация, давно отшумели Панафинейские празднества, но древние памятники Афинского акрополя и в настоящее время кажутся нам живыми и по-прежнему прекрасными.

Расцвет Афин был недолговечным. Стремление этого государства к расширению своего политического и экономического влияния привело к столкновению с Пелопоннесским союзом городов, во главе которого находилась Спарта. Это привело к тяжелой и бесславной для Афин Пелопоннесской войне (431-404 гг. до н.э.), в результате которой Афины постепенно утратили свое ведущее положение в Греции. Но прежде чем наступил этот период, многовековой процесс строительства городов-государств был подытожен в трудах двух крупнейших философов древности Платона (428-348 гг. до н. э.) и Аристотеля (384-322 гг. до н. э.).

Проекты и рассуждения об организации государства и планировке городов отражали общие мировоззренческие концепции Платона и Аристотеля и те политические партии, к которым они принадлежали.

Так, философ-идеалист Платон, связанный с аристократическими кругами своего времени, был приверженцем жестко регламентированного государственного устройства. Недаром ему же принадлежал рассказ о мифической стране Атлантиде, управлявшейся царем и архонтами. В интерпретации Платона Атлантида была историческим прототипом того идеального города-государства, о котором он рассуждал в своих произведениях «Государство» и «Законы».

В идеальном государстве Платона общество делилось на три сословия: философов, призванных управлять государством; воинов, призванных защищать его, и демиургов, т. е. ремесленников земледельцев и купцов, призванием которых было поставлять материальные блага. Ниже этих сословий находились рабы, которых Платон рассматривал лишь как на живые орудия труда, население города-государства подразделялось на 12 имущественно равных групп, каждая из которых называлась филой и размещалась в своем районе.

Идеальная схема расселения, по Платону, скорее относилась уже к пройденному этапу греческого градостроительства, чем отражала насущные требования его эпохи. В то же самое время его схема оказалась весьма живучей и неоднократно повторялась теоретиками-утопистами эпохи Возрождения и новейшего времени.

Рассуждения Аристотеля и Платона значительно отличались друг от друга. Более того, Аристотель неоднократно критиковал отдельные положения своего учителя, касавшиеся государственного устройства и города.

Так, например, Платон считал, что город должен быть расположен изолированно от внешнего мира, в особенности от бойкой морской торговли, считая, что жители полиса должны кормить себя в основном сами, а не надеяться на привозные продукты и товары. Аристотель же, наоборот, считал необходимым приморское расположение города и видел в этом залог его дальнейшего развития.

Платон проповедовал правильность городской планировки и одинаковость жилых домов. Аристотель же критиковал чрезмерно жесткую планировочную схему Платона. Он писал: «Не нужно устраивать город так, чтобы он весь в целом имел правильную планировку. Надо, чтобы планировка была правильна только в отдельных частях и кварталах. Так будет лучше и для безопасности рода, и для его благообразия» («Политика», VII, 10-11).

Аристотель высказывал также свое мнение о городских площадях. Он предлагал одни площади целиком предоставить торговле и разместить вокруг них базилики, присутственные места и судебные учреждения. Другие площади, которые Аристотель называл «чистыми», он советовал окружить храмами, гимнасиями и другими общественными зданиями. Таким образом, схема Аристотеля оставляла свободу для выбора той или иной планировочной системы и была более гибкой и жизненной, чем схема Платона. В «идеальном городе» Аристотеля можно увидеть многие черты Афин IV в. до н. э.

Большую ценность также представляет эстетическая концепция Аристотеля, которая, с одной стороны, подытоживала расцвет греческого искусства классического периода, с другой открывала новые горизонты художественного мышления эпохи эллинизма. Учение Аристотеля о прекрасном в искусстве, его определение красоты как соразмерности и порядка, понимание им гармонии как единства целого и частей, взаимосвязанных посредством соразмерности и пропорций, его рассуждение о мере как об исходной и неделимой единице целого - вот далеко не полный перечень эстетических проблем, затронутых Аристотелем. Эти эстетические проблемы являлись философским обобщением конкретных художественных задач его времени, в том числе и вопросов, связанных с архитектурно-пространственными композициями и ансамблями.
Эллинистический период
Реконструкция плана булевтерия в Милете, ок.170 до н.э.,и план центра города Милет, 150 до н.э.
Реконструкция плана булевтерия в Милете, ок.170 до н.э.,и план центра города Милет, 150 до н.э.
Следующий этап в развитии греческой архитектуры относится к эпохе эллинизма. Архитектура эллинистического периода. Разрозненные города-государства Греции IV в. до н. э. были завоеваны македонским царем Филиппом, а в 332 г. до н. э. его сын Александр предпринимает ряд дальних походов и создает огромную державу, распавшуюся после его смерти на несколько эллинистических государств на обширной территории от Балкан до Индии, от Черноморья до Египта.

В зависимости от устойчивости местных традиций эллинистическая культура оказала разное по силе влияние в захваченных странах и сама претерпела значительные изменения.

С продвижением македонян и колонизацией новых земель возводились новые города, расширялись и реконструировались старые. Эти работы носили широкий масштаб, были государственным делом и проводились в сжатые сроки. На смену стихийному развитию города пришла регулярная застройка с четким выделением общественных и религиозных центров, главных магистралей.

Гипподамова система была применена при реконструкции Милета и строительстве Приены, заменившей город Гелику, разрушенную землетрясением и смытую наводнением.

Милет получил новую регулярную планировку в эпоху эллинизма. Расположенный на изрезанном бухтами полуострове, город огражден со стороны материка изломанной в плане линией стен. Торговый характер города определил тяготение центра к гавани, насыщенность его портовыми сооружениями. Здания общественного назначения объединялись здесь стоями ионического ордера. С юга к главной площади примыкал Большой рынок размером 162X116 м, окруженный дорическим портиком, за которым с юго-востока и юго-запада располагались торговые и складские помещения. Обе площади, завершенные уже при римлянах, композиционно связывались зданием Булевтерия. Он имел зал, вмещавший, 1500 человек и предназначался для заседаний совета города. Культурный центр Милета к западу от Большого рынка включал расположенные вокруг бухты. Жилые кварталы деловой части города более мелки.
Фриз алтаря Зевса
Фриз алтаря Зевса
Простота и монументальность классики сменяются динамизмом, размель-ченностью, богатством деталей, игрой света и тени, активным использованием перепадов высот в качестве дополнительных средств достижения выразительности архитектуры. Идея обобщения застройки площадей перистильными колоннадами проникает и в культовую архитектуру. Святилище Афины в Пергаме представляет обширную площадь, окруженную с трех сторон двухъярусной стоей; южнее святилища располагался алтаря Зевса, также решенный в виде ионического перистиля. Цоколь алтаря обработан скульптурным фризом общей длиной 120м., изображающем борьбу с гигантами. Динамичная, эмоционально напряженная композиция скульптурных групп алтаря характеризует общую направленность искусства эллинистической эпохи, его склонность к психологической характеристике, изображению грандиозных и драматичных событий.
Коринфские колонны Олимпейона в Афинах (начат в 174 до н.э.)
Коринфские колонны Олимпейона в Афинах (начат в 174 до н.э.)
В использовании ордеров уже не придерживались канонических схем. Ордер сохраняет значение основной конструктивно-художественной системы, но приобретает более богатые декоративные формы. В сочетаниях ордеров по вертикали (в стаях) придерживаются принципа тектонической последовательности: монументальный дорический — внизу, легкий ионический—на втором ярусе. В объемно-планировочных решениях фасад украшается дорическим или ионическим ордером, в интерьер вводятся изящные коринфские колонны. Излюбленным становится ионический ордер .

Широкое распространение эллинистической культуры и включение в сферу ее влияния стран, где до этого развивались местные традиции, вызывает новью, смешанные явления в архитектуре, что приводит к обратному воздействию на сложившиеся формы греческой архитектуры объемно-планировочных принципов архитектуры Малой Азии и Египта.

Перистильный тип жилого дома окончательно утверждается в эллинистических областях. По-прежнему сохраняется изолированность жилища от внешней среды. Богатые дома имели бассейны, щедро украшенные росписью, мозаикой, скульптурой интерьеры. В озелененном дворе устраивались уютные места для отдыха, фонтаны.

Как в свое время классический период был связан с возвышением Афин, так период становления эллинизма связан был с возвышением Македонии.

В VI и V вв. до н. э. Македония была всего лишь окраиной греческого мира.

При македонском царе Филиппе II отдельные части Македонии объединились в единое государство (359 г. до н. э.). С этого времени начинается активная завоевательная политика Македонии. Захват фракийских, иллирийских и прибрежных греческих областей открыл доступ к морской торговле и способствовал дальнейшей македонской экспансии в материковую Грецию.

После смерти македонского царе Филиппа II в 336г. до н.э. власть наследовал его сын Александр(356-323гг. до н.э.). С именем Александра Македонского и его завоевательными походами на Восток обыкновенно связывают начало эпохи эллинизма, т. е. того периода, когда на почве слияния греческой культуры с местными традициями народов Востока родилось качественно новое искусство, проявившееся во всех областях человеческой деятельности, включая архитектуру и градостроительство.

В 334 г. до н. э. Александр начал поход против Персидской державы. В его распоряжении находилось крупное, хорошо обученное войско.

Целью походов Александра Македонского было желание расширить границы своего государства, колонизовать обширные пространства, превратив их в источники получения рабов, захватить богатства восточных городов, найти рынки для постоянной торговли и превратить завоеванные страны в колоссальную многоязыкую монархию.

В отличие от материковой Греции, оказывавшей сопротивление македонским завоевателям, города-государства, Малой Азии встретили их более дружелюбно, поскольку видели в них своих избавителей от персидского ига. Из греческих малоазийских городов оказали серьезное сопротивление лишь Милет и Галикарнас.

Все походы Александра Македонского сопровождались активной градостроительной деятельностью. Александр либо строил новые укрепленные поселения, либо давал средства на восстановление разрушенных городов, либо делал вклады в строительство местных святилищ. Само собой разумеется, что последние акции были всего лишь политическим жестом великого полководца и не имели подлинно созидательной цели.

Первым известным нам городом, которому Алексанр даровал средства на строительство общественных зданий, был маленький ионийский город Приена, в котором войско Александра вынуждено было остановиться в период осады Милета.

Приена представляет для нас интерес не столько в связи с благотворительностью Александра, сколько потому, что это был один из немногих греческих^городов, который был выстроен почт единовременно в середине IV в. до н. и который вобрал в себя все лучшее, что было создано градостроителями предшествовавшего периода. В то же самое время в Приене можно наблюдать новые черты, присущие уже эллинистическому периоду.

Приена была расположена на южном склоне Микальских гор, террасообразно спускавшемся к долине извилистой реки Меандр.

Город был удобен для обитания в нем людей. Микальские горы защищали его от северных ветров. Чистые горные источники питали водой, которая распределялась по городу в керамических трубах. Благодаря крутому рельефу легко осуществлялся естественный сток ливневых вод. Близость моря создавала мягкий влажный микроклимат.

Приена была окружена крепостной стеной, которая охватывала территорию, предусматривавшую дальнейший гост города. Размеры общественного центра Приены и многочисленные зрелищные сооружения также были рассчитаны на город более крупных размеров. Несмотря на довольно крутой рельеф, план города был строго регулярным, главная улица имела западно-восточную ориентацию и называлась Улицей Западных ворот. Она была единствененой проезжей магистралью города, стальные улицы, параллельные ей, были пешеходными. Город был разделен на жилые кварталы, которые по своим пропорциям отличались от кварталов соседнего Милета. Они имели размер 120 х 160 футов (35,4 х 47,2 м), т.е. их стороны соотносились как 3 :4. Следует отметить, что в Приене во многих сооружениях и пространствах использованы пропорции «золотого сечения», примером чему может служить главная городская агора. Вообще в древнегреческом градостроительстве трудно найти другой такой город, где гармонизация городского пространства была бы проведена с такой последовательностью, как в Приене.

Каждый из жилых кварталов состоял из нескольких, чаще всего четырех домов. Жилые дома Приены были двух типов. Более скромные жилища состояли из небольшого мощенного дворика, окруженного жилыми и общественными помещениями, среди которых особенно выделялась своим портиком главная комната хозяина дома. Были также и более богатые дома с внутренними перистилями. В некоторых случаях за домом находился небольшой сад. На улицу выходили лишь стены домов и ограды с проемами входов.

Общественные здания Приены располагались на трех террасах. На нижнем уровне, находившемся на 30 м выше уровня р. Меандр, размещался большой гимнасий с квадратным в плане внутренним перистилем и примыкавшим к нему с востока стадионом. От гимнасия улица-лестница, преодолевая высоту в 43 м, вела вверх к следующей террасе, на которой располагался главный общественный и торговый центр. Этот центр состоял из агоры и прилегавшего к ней с запада рынка для продажи и покупки продуктов питания и с востока-святилища Зевса. Сама агора состояла из южной торговой части, окруженной колоннадой, за которой располагались лавки, и общественной части, обращенной к Священной стоа. Священная стоа, или стоа Ороферна, была галереей с двумя рядами колонн внешних и внутренних, поддерживавших кровлю. За галереей располагались городские учреждения, среди которых выделялись своими размерами экклезиастерий (зал для народных собраний) и пританей.

С агоры лестница в 72 ступени вела на следующую террасу, расположенную на уровне 90 м над поверхностью реки. На этой террасе располагалось главное святилище – храм Афины Полиады – покровительницы города. Этот храм был построен архитектором Пифеем на средства Александра Македонского. Ионический периптер был хорошо виден с агоры. Еще выше по рельефу находился Верхний гимнасий и театр, а на самой вершине гор располагался так называемый акрополь, который был просто дозорной площадкой без храмов.

Таким образом, Приена являлась уникальным образцом эллинистического градостроительства, соединившим в себе два направления в развитии градостроительного искусства Греции: усовершенствованную регулярную пространственную систему и умение создавать монументальные ансамбли, расположенные в разных уровнях.

Вернемся к походам Александра Македонского. После того как было сломлено сопротивление Милета и Галикарнаса, войско Александра двинулось дальше и, обогнув с севера Фригию, вновь вышло к Средиземному морю в районе города Исс. Здесь в 333 г. до н. э. произошло крупное сражение, победоносно окончившееся для греков. Перед Александром и его войском открылась Сирия и все восточное побережье Средиземного моря с такими крупными торговыми городами, как Дамаск, Тир и Газа. Наибольшее сопротивление Александру оказали жители финикийского города Тира. Однако в результате шестимесячной осады с суши и с моря Тир был взят в 332 г. до н. э., все население его было обращено в рабство, а богатства разграблены. В результате этой победы персидский флот оказался отрезанным от побережья, и корабли стали сдаваться македонянам в плен.

После взятия Тира и утверждения своих позиций на Средиземноморском побережье Александр двинулся в Египет, находившийся в это время под властью персов. Египетская знать, заинтересованная в освобождении от персидской зависимости, дружелюбно встретила Александра, Его провозгласили фараоном-сыном бога Амона -- и передали ему казну и власть. Политика Александра в отношении Египта была такой же, какой она была по отношению ко всем странам, не оказывавшим сопротивления, он брал все, что возможно из материальных благ, пополнял войско за счет местного населения, но сохранял местные традиции и культы. Одновременно Александр строил города, которые заселялись выходцами из Македонии и других покоренных греческих городов. Обычно Александр называл эти города своим именем. Всего за время походов им было основано свыше 70 Александрии. Самым крупным и самым важным в стратегическом отношении был город Александрия Египетская, основанный Александром в 331 г. до н.э. ж Главная улица города проходила параллельно морю. Она имела протяженность в 40 стадий, т. е. свыше 7 км при ширине в 100 футов (около 30 м). Улица на всем своем протяжении имела колоннады. Высота застройки в Александрии, по свидетельству древних писателей, достигала 70 футов, т. е. 20 м. В городе имелись обширные парки. Особенно славились сад Мусейона, священная роща при здании судопроизводства Дикастерионе, расположенная также в центре города, и парк Пансион, в центре которого находился искусственный холм с храмом на самой вершине. Необходимо отметить, что план эллинистической Александрии изучен еще недостаточно, однако литературные источники повествуют о том, что этот город под конец эпохи эллинизма был одним из крупнейших торговых и культурных центров Средиземноморья и что его население к этому времени лишь немногим уступало Риму.

Следует сказать, что Александр умел выбирать места для размещения новых городов. Во всяком случае в отношении Александрии Египетской его прогнозы будущего экономического и культурного расцвета этого города вполне оправдались. Со стратегической точки зрения местоположение Александрии было чрезвычайно важно. Она располагалась почти на границе двух континентов Азии и Африки и держала под своим контролем все восточное Средиземноморье.

В то же самое время, находясь в устье, Нила, Александрия служила главным портовым городом по вывозу хлеба из Египта. Более того, постепенно Александрия стала главным торговым центром, в котором осуществлялся обмен между Востоком и Западом. Именно поэтому Александр придавал большое значение выбору местоположения этого города.

Город был основан на территории, находившейся между морским побережьем и озером в дельте Нила. История сохранила описания гигантских маяков на о. Родос и на о. Фарос в Александрии.

Родосский маяк представлял собой огромную статую из меди, изображавшую Гелиоса — бога Солнца и покровителя острова — с зажженным факелом, указывающего вход в гавань, считавшийся в Древнем мире одним из семи чудес света. Статуя была сооружена родосцами ок. 235 г. до н. э. в честь своих военных побед. От нее не сохранилось ничего; неизвестно даже, какой она была высоты. Греческий историк Филон называет цифру «семьдесят локтей», т. е. около 40 м.

На северной оконечности о. Фарос, образующего защищенную гавань перед городом, в конце III в. до н.э. был сооружен маяк в виде высокой многоярусной башни с павильоном, где постоянно поддерживался яркий огонь. По сведениям историков, его высота равнялась 150—180 м .

От мыса Лохий в восточный части города в сторону фароса была построена дамба. В середине ее был оставлен проход для судов, направлявшихся в гавань. Помимо этого был прорыт канал из Нила-Канопус. Город был ориентирован почти точно по странам света. Архитектор Дейнократ, которому была поручена планировка города, создал регулярный план с ясно выраженным перекрестком главных улиц, около которого ближе к морю располагался центр города: форум, театр, дворец, а позднее Мусейон своеобразный центр наук и искусств с крупнейшей и лучшей в Древнем мире библиотекой. Здесь в свое время трудились Эвклид, Плотин, Архимед и многие другие ученые и философы.

Главная улица города проходила параллельно морю. Она имела протяженность в 40 стадий, т. е. свыше 7 км при ширине в 100 футов (около 30 м). Улица на всем своем протяжении имела колоннады. Высота застройки в Александрии, по свидетельству древних писателей, достигала 70 футов, т. е. 20 м. В городе имелись обширные парки. Особенно славились сад Мусейона, священная роща при здании судопроизводства Дикастерионе, расположенная также в центре города, и парк Пансион, в центре которого находился искусственный холм е храмом на самой вершине. Необходимо отметить, что план эллинистической Александрии изучен еще недостаточно, однако литературные источники повествуют о том, что этот город под конец эпохи эллинизма был одним из крупнейших торговых и культурных центров Средиземноморья и что его население к этому времени лишь немногим уступало Риму. Закрепив свои победы в Северной Африке, Александр Македонский двинулся дальше в сторону Двуречья. Летом 331 г. до н. э. его войска перешли через Евфрат, и эта позиция была укреплена им путем строительства города Никефориона. Далее был форсирован Тигр и здесь на равнине, неподалеку от поселения Гавгамелы, осенью этого же года произошло решающее сражению между войском Александра и войском персидского царя Дария, в результате которого военное сопротивление персов было окончательно сломлено. Так же как и Египет, Вавилонское царство встретило Александра с почетом. Ему был присвоен титул царя Вавилонии. Находясь в Вавилоне, Александр уделил большое внимание руинам этого прославленного древнего города. По его указанию солдаты разбирали обломки возле зиккурата, а храм Мардука, разрушенный персами, он приказал восстановить.

Дальнейшее движение македонских войск проходило по территории Персии (в результате чего был взят и частично сожжен Персеполь) через Мидию в Среднюю Азию. По мере продвижения на восток Александр строил укрепленные города, в которых он оставлял свои гарнизоны. На территории Средней Азии войска Александра встретили сильное сопротивление со стороны местных государств Бактрии и Согдианы, однако и здесь Александр одержал победу и завоевал столицы обоих государств Бактрию и Мараканду (будущий Самарканд). Постоянные восстания местного населения заставили Александра усилить свою градостроительную деятельность и построить еще несколько укрепленных Александрии.

В результате более чем трехлетнего периода завоевания Средней Азии войска Александра сильно поредели. Сказывалась усталость солдат от тяжелых походов. К этому следует добавить недовольство приближенных македонского царя, которые не видели смысла в дальнейшем продвижении на Восток. И все-таки Александр предпринял последнюю завоевательную акцию и двинулся в Индию. В 327 г. до н. э. македонская армия переправилась через Инд и с помощью местного царя Таксилы перешла через следующий крупный приток Инда Гидасп, где Александр построил на обоих берегах два города: Никею как память о победе, и Букефалию -- в память о своем любимом коне. Достигнув предела своих завоевательных возможностей, Александр и на обратном пути строил города- крепости.

Так возникла Александрия у слияния притоков Инда в общее русло, Александрия в дельте Инда, Александрия на берегу Индийского океана и т. д.

После смерти Александра Македонского, наступившей летом 323 г. до н. э. В Вавилоне, который он сделал своей столицей, огромная империя распалась на ряд отдельных эллинистических государств: царство Птолемеев, царство Сеидов, Греко-Бактрийское царство, Пергамское царство и собственно Македонию.

Последователи Александра продолжали его градостроительную политику в пределах своих царств основывали новые города в стратегических и торговых целях.

Среди эллинистических государств III в. до н.э. особо следует остановиться на Пергамском царстве (283-133 гг. до н. э.). Пергамское царство было расположено в северо-западной части Малой Азии. Природные богатства: мрамор, железо, свинец, ценная глина, пригодная как для строительства, так и для выделки посуды, лес, хорошие пастбища, плодородные земли - все это способствовало быстрому экономическому развитию государства. К этому следует добавить приморское местоположение и близость главного морского пути, соединявшего Эгейское море с Черным.
Модель акрополя в Пергаме (середина 3- середина 2 в. до н.э.)
Модель акрополя в Пергаме (середина 3- середина 2 в. до н.э.)
Столицей Пергамского царства был Пергам, который достиг наивысшего расцвета при династий Атталидов, утвердившихся на престоле в первой половине III в. до н. э. Помимо столицы в Пергамском царстве было много укрепленных поселений, в которых проживали военные гарнизоны. Кроме того, были города-полисы, находившиеся в подчинении царской власти: Теос, Траллы, Эфес, а также города, пользовавшиеся относительной автономией (например, Магнесия).

Пергам представлял собой уникальный образец эллинистического градостроительного искусства. В отличие от большинства городов этого периода Пергам не имел регулярной планировки улиц, а свободно развивался у подножья акрополя. Пергам был хорошо благоустроенным городом. Улицы шириной 10 м были замощены камнем и снабжены водостоками. Город был окружен стенами с несколькими воротами, среди которых главными были южные ворота . В городе имелось две площади -- Верхний и Нижний рынки, а так-же три гимнасия и прекрасная библиотека, вторая после Александрийской по числу книг. Пергам был хорошо снабжен водой как за счет горных источников, так и за счет протекавшей в западной его части небольшой реки Селинус. Главная улица-дорога, начинавшаяся у южных ворот, следуя складкам рельефа, вела к акрополю. Пройдя рынок нижнего города и гимнасий, расположенный на трех террасах, она поднималась на верхнюю агору, находившуюся на высоте 250 м над уровнем моря. Преодолев подъем еще в 40 м, дорога подходила к входу в акрополь, за которым она продолжалась и оканчивалась у царских садов, позднее занятых арсеналом. По правую сторону от дороги располагались царские дворцы, славившиеся своим внутренним убранством и великолепными мозаичными полами. По левую сторону дороги располагалось святилище Афины с монументальным входом в виде пропилей. С севера к святилищу Афины примыкала Пергамская библиотека, уровень пола которой находился на уровне второго этажа галереи, окружавшей святилище. Святилище Афины было с трех сторон окружено двухъярусными белокаменными портиками, с четвертой же стороны оно было открыто на город. Храм Афины дорического ордера был несколько сдвинут к краю террасы святилища.
План верхнего города Пергам (середина 3 – середина 2 в. до н.э.)
План верхнего города Пергам (середина 3 – середина 2 в. до н.э.)
Спустившись из святилища на 25 м ниже, можно было попасть на террасу, на которой располагался Большой алтарь Зевса, воздвигнутый пергамским царем Атталом I в первой половине II в. до н. э. Алтарь был построен в память победы пергамских войск над племенами галатов. Он был украшен прекрасным скульптурным фризом протяженностью 120 м и высотой 2,5 м с изображением битвы богов с гигантами. Эта драматическая эпопея разворачивалась перед зрителями по мере кругового обхода алтаря.

Из святилища Афины можно было попасть также в театр, находившийся ниже по рельефу и вырубленный в скальном грунте. Театр в более поздний период получил пристройку в виде галереи, примкнувшей снизу к театральной сцене.

Таким образом, Пергамский акрополь представлял собой несколько совершенно изолированных друг от друга ансамблей, однако благодаря превышению одного над другим и возможности обозрения создавалась иллюзия пространственной целостности этих ансамблей. Особенно эффектным был западный фасад акрополя со стороны моря, находившегося в 27 км. Отсюда раскрывалась вся его веерообразная композиция, живописная и в то же самое время уравновешенная. Построенное в римский период святилище с храмом Траяна внесло в композицию западного фасада акрополя изменение и нарушило прежнее равновесие.
Агора в городе Ассосе
Агора в городе Ассосе
Пергамский акрополь являлся завершающим звеном в развитии греческих акрополей, вершиной монументального градостроительного искусства.

Среди многочисленных ансамблей эпохи эллинизма представляет значительный интерес главная агора в городе Ассосе, расположенном на берегу Адрамитского залива, к северу от Пергама.

Ассос был основан в Архаический период эолийцами. Остатки дорического периптера, расположенного на вершине акрополя, датируются этим временем. Сам город был расположен на нескольких террасах, последовательно поднимавшихся от берега моря к акрополю. На пятой, считая снизу, террасе располагалась агора. Площадь была вытянута с запада на восток и имела протяженность около 120 м. Агора была трапециевидной формы и по длинным ее сторонам располагались портики, с южной стороны одноэтажные, а с северной — двухэтажные. Восточный конец площади занимало здание булевтерия. С западной стороны располагался архаический храм. Расположение храмов в тррце площади было новым явлением в греческом градостроительстве. До этого времени храмы располагались на акрополях или в отдельных святилищах и лишь в эпоху эллинизма храмы появились на торговых площадях. Что же касается расположения храма в торце площади, то этот прием был почти не известен в эллинистической Греции и был более свойствен римскому градостроительству эпохи Республики.

Эпоха эллинизма изменила облик многих греческих городов, сложившихся в архаический и классический период. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить святилище в Олимпии, где были построены храм Метроон (375 до н. э.), Филиппейон (335 г. до н. э.) и, Эллинизм составил особую эпоху в развитии Афин.

Положение Афин, как и других городов-полисов, не было устойчивым Афины нередко пытались отстоять свои независимость от крупных эллинистических государств и прежде всего от Македонии. Однако македонские цари удерживали свой протекторат над городом и для гарантии держали свой гарнизон в Пирее. Постепенно Афины из цветущего торгово-ремесленного города превратились в центр науки и искусства, а также в своеобразный памятник былого величия Греции. Кроме того, Афины сохраняли значение общегреческого культового центра, о чем свидетельствовало строительство на юго-западе города в 330 г. до н. э. большого стадиона для Панафинейских состязаний.
Реконструкция стои Аталла на афинской агоре (середина 2 в. до н.э.)
Реконструкция стои Аталла на афинской агоре (середина 2 в. до н.э.)
Цари других эллинистических государств и просто богатые меценаты не жалели своих средств для украшения Афин новыми зданиями. Особенно выделялись этой деятельностью пергамские цари. Так, пергамский царь Атта I (241-197 гг. до н.э.) построил прц Афинской академии сад Лакидейон. Его сыновья Евмен II (197-159 гг. до н.э.) и Аттал II (159-138 гг. до н. э.) соорудили монументальные галереи. Одна из них -- беломраморная стоа Евмена была воздвигнута у подножья Афинского акрополя, рядом с театром Диониса; другая— стоа Аттала была построена на Афинской агоре, вдоль ее восточной стороны. Стоа Евмена имела протяженность 163 м и ширину 16 м. Стоа Аттала была двухъярусной и насчитывала длину 142м и ширину 19,5м. Ее колоннада, состоявшая из 45 дорических колонн, своей ритмической композицией подчеркивала направление главной дороги, которая вела к акрополю.

Эпоха эллинизма оставила свои следы не только в Афинах, но и в других городах материковой Греции, а также в таких малоазийских центрах, как Милет, Магнесия на Меандре, Эфес. Эллинистические влияния сказались и на городах Сирии (Пальмира, Гераса) и даже на городах Египта. Храмовый ансамбль на о. Филе является ярким тому примером.
Башня Ветров, Афины (середина 1 в. до н.э.)
Башня Ветров, Афины (середина 1 в. до н.э.)
Оценивая в целом градостроительство второй половины IV-конца II вв. до н.э., можно сказать, что за этот период в нем появились новые черты, обусловленные дальнейшим развитием рабовладельческого общества, образованием крупных монархических государств, объединивших в своем составе многочисленные народы Востока и Запада. Централизация и сосредоточение в ее руках богатств и массы рабов делало возможным исполнение самых грандиозных замыслов. В этот период строились целые столичные города с большими административными и общественными площадями, роскошными дворцами правителей, торговыми и военными гаванями и водопроводами. В них сооружались центры науки и искусства -- мусейоны, библиотеки, театры, многочисленные стадионы, бани, устраивались сады и парки.

Регулярное градостроительство пробрело новые черты, которые заключались в развитии главных городских пространств, в стремлении к созданию архитектурно насыщенных городских центров. Городские пространства стали в этот период самостоятельной архитектурной темой. В связи с этим особое значение приобрели колоннады и портики, придававшие городским площадям геометрическую правильность и единообразие. Перистиль стал играть ведущую роль как в жилой архитектуре, так и в святилищах, гимнасиях и других общественных зданиях. В развитии городских пространств наблюдалась тенденция к замкнутости.

Значительного развития достигли городские ансамбли, расположенные в разных уровнях, которые несмотря на сложность рельефа представляли собой единые архитектурные композиции.

Эллинистические города славились своим благоустройством, наличием водопроводов, замощением главных улиц и площадей. В то же самое время в городах наблюдался резкий контраст между жилищами богатых и бедных жителей. В жилой архитектуре этого времени наметились несколько типов зданий. Жилые дома социальной верхушки городского общества строились по подобию дворцов -- все помещения группировались вокруг перистиля. Жилые дома бедняков более походили на лачуги. В этот период появились в крупных городах (в Александрии, Тире) многоэтажные дома для сдачи помещения внаем городской бедноте. Большое распространение получили виллы.

Архитектура Древней Греции на долгое время определила направленность развития архитектуры мира. В зодчестве редкой страны не использовались общие тектонические принципы ордерных систем, разработанных греками, деталей и декора греческих храмов.

Жизнеспособность принципов древнегреческой архитектуры объясняется прежде всего ее гуманизмом, глубокой продуманностью в целом и деталях, предельной ясностью форм и композиций.

Греками была блестяще решена задача перехода чисто технических конструктивных проблем архитектуры к художественным. Единство художественного и конструктивного содержания было доведено до высот совершенства в различных ордерных системах.

Произведения греческой архитектуры отличаются удивительно гармоничным сочетанием с природным окружением. Сделан большой вклад в теорию и практику градостроительства, в формирование среды жилого дома, в систему инженерного обслуживания городов. Разработаны основы стандартизации и модульности в строительстве, развитые зодчеством последующих эпох.

В эпоху эллинизма прежняя глубокая связь греческого искусства с местными народными традициями нарушилась и заменилась стремлением, к выработке сначала всеэллинского, а затем и космополитического художественного языка. Этот процесс сопровождался привнесением в искусство греков восточных элементов, что сказывалось в области градостроительства в увеличении масштабов архитектурных ансамблей, в увлечении их формально-композиционной стороной в ущерб идейно-художественному содержанию, в стремлении к пышной декорировке. В то же самое время греческая архитектура обнаружила способность приспосабливаться к архитектурным традициям других народов, что приводило в отдельных случаях к созданию замечательных ансамблей.

В последний свой период эллинистическое искусство развивалось одновременно с римским с той только разницей, что первое из них деградировало, а второе находилось в процессе становления и развития. Очень часто этот процесс протекал в одних и тех же городах, перешедших из рук греко-македонских правителей в руки римских завоевателей. Вот почему римское градостроительство считается прямым продолжением греческих градостроительных традиций.